Логотип НЕФРО-ЛИГИ
Главная Поиск Версия для печати

         

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 След.
Новые диализные центры в Самарской области
 
[B][SIZE=14pt]В Самарской области открылся новый центр диализа
[/SIZE][/B][SIZE=14pt]21 августа 2016г
[/SIZE]
[IMG WIDTH=710 HEIGHT=471]http://sdelanounas.ru/i/c/3/q/c3Qudm9sZ2EubmV3cy9pbWFnZS93MTI4MC9oODQ5L2ZpeGVkLzMxOWNlODE4LTFkMjUtNDkwOS04NDA0LTAxNTZhOGVlYjgwZS5qcGc_X19pZD04MjAxNw==.jpg[/IMG]

В Сызрани открылся новый диализный центр Fresenius, где будут  оказывать плановую амбулаторную помощь пациентам с хронической  почечной недостаточностью.

Он находится на территории сызранской ЦГБ, оснащен 20 аппаратами  «искусственная почка» и способен на постоянной основе принимать  до 120 человек на гемодиализ. Также возможности центра позволят  обеспечивать до 70 пациентов перитонеальным диализом, являющимся  еще одним методом терапии.
В настоящий момент помощь центра необходима 53 сызранцам, а также  жителям Сызранского и Шигонского районов губернии. Также помощь  смогут получать и люди, живущие в других районах губернии, а также жители Ульяновской и Саратовской области.

Типовой центр построен по немецкой технологии, где учтены  мельчайшие детали для удобства пациентов. Например, современная  система воздухообмена полностью обновляет воздух в помещениях  восемь раз в час, на каждого пациента приходится по 14 кв. м площади, каждое место оснащено мониторами для просмотра ТВ.  «Больным, которые проходят четырехчасовую процедуру три раза в неделю в течение всей жизни, должно быть комфортно и удобно», —  сказал главврач.

Как пояснили специалисты немецкой фирмы, прогресс медицины и современное оборудование для гемодиализа уже позволяет женщинам,  у которых хроническая почечная недостаточность, вынашивать и рожать детей. Представить такое еще два десятилетия назад было  невозможно.

Показали и «сердце центра» — помещения, где вода, необходимая для  процедуры, проходит многоуровневую очистку. Как пояснил Александр  Емакаев, вода и время — это самое необходимое для людей,  страдающих хронической почечной недостаточностью.
По словам медицинского директора немецкой компании Fresenius,  профессора Константина Гуревича, проект по запуску центра  гемодиализа осуществлен в рамках частно-государственного  партнерства Fresenius, мирового лидера по производству  оборудования и оказания услуг заместительной почечной терапии,  с участием территориального фонда ОМС, который выступает гарантом  оказания бесплатной медицинской помощи для пациентов.
Отметим, что отделение гемодиализа, которое уже существует при  ЦГБ, продолжит работать, но будет сосредоточено на лечении острых  больных.


[URL=http://sdelanounas.ru/blogs/82017/]Сделано у нас[/URL]
Есть ли жизнь на диализе?, В Самаре строится современный нефрологический центр
 
[B][SIZE=14pt]Как помочь хроническим пациентам не выпасть из социума
[/SIZE][/B][SIZE=14pt][SIZE=10pt]23 апреля 2016 г

[/SIZE][/SIZE]
[IMG WIDTH=250 HEIGHT=206]http://sgpress.ru/allimages/101359.jpg[/IMG]

В Самаре строится современный нефрологический центр. Строительство  ведется в рамках государственно-частного партнерства. Его открытия с  нетерпением ждут пациенты. Ведь нередко больные почки значительно  снижают качество жизни, выключают человека из социума. Хроническая  болезнь почек может привести к необходимости заместительной терапиии.

[I]По сложившейся системе[/I]

Программный гемодиализ проводится при помощи аппарата искусственной  почки. Пациента подключают к аппарату, проводят забор крови, которую  пропускают через диализатор и потом возвращают в организм очищенной.
 
В Самаре отделения гемодиализа находятся в областной больнице им.  Середавина, клиниках СамГМУ, Самарской городской больнице им. Пирогова, в  военном госпитале, в Дорожной клинической больнице. Отделения  гемодиализа действуют в Тольятти, Новокуйбышевске, Сызрани. В детском  корпусе областной клинической больницы есть отделение гемодиализа для  маленьких пациентов.

 
- В Самарской области сложилась хорошая система заместительной почечной терапии, включающая все три метода:
программный гемодиализ, перитонеальный диализ и трансплантацию, -  рассказал заведующий отделением хронического гемодиализа Самарской  областной больницы им. Середавина Прохор Комаров. -В губернии действует  восемь отделений гемодиализа. В областной клинической больнице  применяются программный гемодиализ и перитонеальный диализ. В клиниках  СамГМУ действует программа трансплантации почки, мы с ними тесно  сотрудничаем.
 
К сожалению, гемодиализ имеет и свои минусы. Пациент «привязан» к  стационарному аппарату: для эффективного гемодиализа необходимо 12 часов  в неделю, это три сеанса по четыре часа. Транспортные расходы  пациентам, нуждающимся в программном гемодиализе, компенсируются из  областного бюджета.

- Мы берем жителей из всех областных муниципальных образований, в  том числе и Самары, - отметил Прохор Комаров. - В нашей больнице  работает областной нефрологический центр: мощные отделения нефрологии,  гемодиализа, реанимация, лаборатория. Не так давно открылось  нефрологическое отделение в поликлинике, где ведется регистр всех  нефрологических пациентов области. В результате назначается эффективное  лечение, благодаря чему можно надолго оттянуть переход пациента на  диализ. Это мировая практика, пациент не должен попадать к нам в остром,  экстренном состоянии, когда ему внезапно становится хуже. Лечение  проводится мягко, в плановом порядке. И бывает, что уже на этапе  наблюдения для человека находится подходящий донор.
 

Еще несколько лет назад в Самарской области была очередь на гемодиализ. Но в 2008 году очередность была ликвидирована. Сегодня каждый пациент, нуждающийся в диализной помощи, ее незамедлительно получает.

В отделении хронического гемодиализа Самарской областной больницы  им. Середавина сейчас имеются 20 аппаратов искусственной почки и пять  стационарных коек, в новом нефрологическом центре будет 46 аппаратов и  20 коек. Это позволит как минимум удвоить число пациентов.

[I]Щадящим методом[/I]
 

Пациенту в брюшную полость имплантируется перитонеальный катетер, и  от трех до пяти раз в сутки через него заливается специальный  диализирующий раствор. Роль мембраны диализатора выполняет брюшина  пациента. Такую процедуру больной может сам проводить дома.
 
- У врачей-нефрологов есть поговорка: на гемодиализ всегда успеете,  - заметил Прохор Комаров. - Если нет противопоказаний, а это большой  вес, низкая физическая активность, плохие социально-бытовые условия,  начинаем с перитонеального диализа.
 
Этот метод более щадящий, он позволяет всю процедуру проводить  дома. Пациентов обучают, все необходимые растворы и препараты выделяются  по ОМС. Есть еще автоматизированный  перитонеальный диализ, когда  пациент подключается к аппарату не несколько раз в день, а только на  ночь. Это позволяет работающим пациентам сохранить работу и социальный  статус.
 
[I]Трансплантация почки[/I]
 
Эту операцию выполняют в центре трансплантации, который действует на базе клиник Самарского медуниверситета.
Диализ поддерживает пациентов, которые ждут пересадки почки. Иногда ждут годами.
 
- Но здесь речь не идет об очереди, - продолжает рассказ Прохор  Комаров. - Подбор донора - очень сложная задача. Не всегда возможно и  органное донорство родственников. Так что здесь не очередь, а регистр -  «лист ожидания». Иногда случается, что долгожданный звонок из центра  трансплантации раздается ночью, и тогда человека срочно оперируют.
 
На начало 2016 года диализную помощь в  области получают 785 пациентов, из них 652 человека находятся на  гемодиализе и 133 пациента - на перитонеальном диализе. В областной  больнице им. Середавина на гемодиализе находятся 137 пациентов и 71  пациент - на перитонеальном.
[B]Наталья Белова.

[URL=http://sgpress.ru/Zdorov_e/Est-li-zhizn-na-dialize-76417.html ]Самарская газета[/URL]
[/B]
Изменено: Марина Андронова - 13.05.2016 15:06:46
В Новосибирске "человек года" пересадил одну печень двум пациентам
 
[SIZE=16pt][B]В Новосибирске "человек года" пересадил одну печень двум пациентам
[/B][SIZE=12pt]18 января 2015 г[/SIZE][B]
[/B][/SIZE]
[IMG WIDTH=710 HEIGHT=539]http://www.sovsibir.ru/upload/media/preview/media_preview54807_710x539.jpg[/IMG]

Врачи Государственной Новосибирской областной клинической больницы  (ГНОКБ) впервые в России осуществили сплит-трансплантацию одной печени  двум взрослым пациентам по технологии «in situ сплиттинг».

По словам заместителя главного врача по хирургической помощи,  куратора  хирургического отделения по пересадке органов ГНОКБ Ивана  Поршенникова, пересадки были произведены еще в ноябре 2015 года, но  только сейчас можно говорить, что операция прошла успешно —  пациенты  готовятся к выписке из больницы. Как сообщает пресс-служба регионального  правительства, необычность процедуры состояла в том, что один донорский  орган был использован двум взрослым реципиентам, нуждающимся в  трансплантации.

«Уникальность операции состоит в том, что сплиттирование, то есть  разделение донорской печени, было произведено до ее консервации и  эксплантации (извлечения из организма донора), что позволило  минимизировать время ишемии и максимально сохранить функциональные  возможности органа. Технология «полный правый – полный левый  insituсплиттинг» в России применена впервые», – сообщил Иван  Поршенников.

Сплит-трансплантация стала использоваться в мире прежде всего потому,  что существует большой дефицит донорских органов. При этом в листах  ожидания – множество людей, чья жизнь зависит от своевременной  трансплантации. Для того, чтобы с помощью одного органа спасти сразу  двух человек, донорская печень должна быть практически идеального  качества: каждый фрагмент после пересадки должен адекватно выполнять  свои функции и быть достаточным для удовлетворения метаболических  потребностей организма реципиента.

Добавим, что за проведение уникальной операций по трансплантации  печени хирург Иван Поршенников получил награду «Человек года». За все  время существования премии это первый случай, когда победителем стал не  бизнесмен, а врач. В 2015 году он же стал победителем общероссийского  конкурса «Врач года» и признан лучшим хирургом России.

[URL=http://www.sovsibir.ru/news/162430]Советская Сибирь[/URL]
Новые диализные центры в Самарской области
 
[SIZE=16pt][B]В Самаре начато строительство Центра экстракорпоральной гемокоррекции и клинической трансфузиологии
[/B][B]
[/B][/SIZE]Строительство ведется в рамках государственно-частного партнерства: в соответствии с концессионным соглашением между Правительством Самарской области и ООО «ФАРМ СКД». Общий объем инвестиций составит 450 млн. рублей. «Созданию самой современной, находящейся на острие развития материальной и технологической базы, медицины мы придаем сегодня особое значение, - подчеркивает губернатор Самарской области Н. И. Меркушкин. - В больнице имени В.Д. Середавина будет возводиться многофункциональный уронефрологический центр, в котором жителям Самарской области будут доступны самые современные технологии в области заместительной почечной терапии».

На строительной  площадке, расположенной на территории Самарской областной клинической  больницы им. В. Д. Середавина начались земляные работы. В течение 2016  года здесь будет возведено 4-х этажное здание, объединенное переходом с  основным корпусом СОКБ. Центр включит в себя отделения гемодиализа,  перитонеального диализа, гравитационной хирургии крови, переливания  крови областной больницы, стационарные койки для пациентов на диализе,  палаты интенсивной терапии для тяжелобольных пациентов. Общая площадь  центра составит 5 тыс. квадратных метров.

 
Пресс-служба министерства здравоохранения
[URL=http://minzdrav.samregion.ru/allimages/ec782bd8efd71f52a0a11718862811e5-47041.jpg][IMG WIDTH=180 HEIGHT=120]http://minzdrav.samregion.ru/47041_i_galSmall.jpg[/IMG][/URL][URL=http://minzdrav.samregion.ru/allimages/e7a7152cc0f888474da534db5a00e8c6-47042.jpg][IMG WIDTH=180 HEIGHT=120]http://minzdrav.samregion.ru/47042_i_galSmall.jpg[/IMG][/URL]
                           
[URL=http://minzdrav.samregion.ru/press-center/news/art4046.html]Министерство здравоохранения Самарской области[/URL]
Высокотехнологичный Центр гемодиализа "Нефролайн" открылся в Серпухове
 
[B][SIZE=16pt]Высокотехнологичный Центр гемодиализа "Нефролайн" открылся в Серпухове
[/SIZE][/B]
[B][SIZE=16pt][IMG WIDTH=588 HEIGHT=400]http://serpuhov.ru/upload/iblock/877/10.JPG[/IMG]
[/SIZE][/B][SIZE=10pt]22 декабря 2015 г[/SIZE][B][SIZE=16pt]
[/SIZE][/B]
Гемодиализ – это очищение крови у больных с хронической почечной  недостаточностью (ХПН) при помощи специального аппарата. В простонародье  такой аппарат называют искусственной почкой.   Искусственная  почка очищает кровь от токсинов, вредных веществ и удаляет из организма  воду – то есть полностью выполняет функцию почек, которые отказались  работать. Именно гемодиализ позволяет больным ХПН жить полноценной  жизнью – больной с диагнозом почечная недостаточность должен через день  проходить процедуру гемодиализа на протяжении всей жизни.

Торжественное открытие центра гемодиализа в Серпухове, расположенного на  улице Революции, 31, состоялось 22 декабря. От имени главы города  Серпухова  Дмитрия Жарикова  всех присутствующих на мероприятии поздравил его   первый заместитель  Алексей Воробьёв  .    - Я искренне рад приветствовать всех с открытием такого уникального  медицинского центра. Оказание данного вида услуг относится к компетенции  государства и местного самоуправления. И сегодня мы с вами открываем  медучреждение частного инвестора – компании «[URL=http://serpuhov.bezformata.ru/word/nefrolajn/3715364/]Нефролайн[/URL]». Это заслуживает особые слова благодарности, так как в рамках системы обязательного медицинского страхования (ОМС) теперь можно будет решить значимую проблему для жителей Серпухова.

С ответным словом к присутствующим обратился президент группы компании «[URL=http://serpuhov.bezformata.ru/word/nefrolajn/3715364/]Нефролайн[/URL]» Юлай Магадеев . - Центр в Серпухове – семнадцатый в России и первый в Московской области. Центр открыт при поддержке администрации Серпухова и Правительства Подмосковья. Сегодня частные центры открываются благодаря тому, что государство активно вовлекает бизнес в решение социальных проблем населения страны. Мы работаем здесь в рамках программы ОМС, поэтому услуги для серпуховичей будут бесплатными, – резюмировал Юлай Басырович.

      Для реализации данного инвестиционного  проекта потребовалось 50 миллионов рублей внебюджетных средств, создано  24 рабочих места. Гемодиализ – это высокотехнологичный процесс. В  центрах «[URL=http://serpuhov.bezformata.ru/word/nefrolajn/3715364/]Нефролайн[/URL]» применяются аппараты «[URL=http://serpuhov.bezformata.ru/word/iskusstvennie-pochki/149543/]Искусственная почка[/URL]» японской фирмы Nikisso – флагмана в сфере технологий для гемодиализа.

     Открытие центра состоялось в том числе благодаря активной работе  городской Администрации. Как отметила начальник Управления социальных  гарантий и охраны труда  Ирина Ермакова  , в настоящее время в  городе Серпухове 36 пациентов, нуждающихся в данной лечебной процедуре.  Она добавила, что ближайший медицинский центр, где серпуховичи могли  сделать гемодиализ, до сегодняшнего дня располагался в городе Подольск.  «Центр «Нефролайн» рассчитан на   8 диализных мест.  Проектная   мощность центра при 3-х сменной работе составляет 48  пациентов в неделю, что полностью снимает вопрос о необходимости  оказания диализной помощи в подольском центре. Таким образом, больным  острой и хронической почечной недостаточностью серпуховичам больше не  придется через день ездить на жизненно важные процедуры в Подольск или  Москву, всю необходимую помощь они получат в Серпухове».

[URL=http://serpuhov.ru/novosti/novosti-serpuhova/2331/ ]Администрация Серпухова[/URL]
Открытие нового диализного центра на Ставрополье
 
[B][SIZE=16pt]В Невинномысске открыт новый диализный центр
[/SIZE][/B]
[IMG WIDTH=750 HEIGHT=450]http://u-f.ru/sites/default/files/imagecache/750x450/dializnyj_centr_5.jpg[/IMG]
23 декабря 2015 г

Стоит отметить, что это уже 11 подобное учреждение в крае.
Как показывает практика, проблема обеспечения диализной помощью нуждающихся в регионе решена полностью, сообщает минздрав СК.
Филиал нефрологического центра в Невинномысске открыт благодаря  организационным работам минздрава края и АНМО «Нефрологический центр».
Учреждение получило лицензию на осуществление медицинской  деятельности в промышленной столице и уже приняло первых пациентов для  проведения процедуры гемодиализа.
Услуги центра будут доступны для жителей Невинномысска и Кочубеевского района, получающих программный гемодиализ.

[URL=http://www.stavropolye.tv/medical/view/88840 ]Видео[/URL]

[URL=http://kavkaz.mk.ru/articles/2015/12/22/v-nevinnomysske-otkryli-dializnyy-centr.html]МК.RU СТАВРОПОЛЬ КАВКАЗ[/URL]
Трансплантология в Петербурге
 
[SIZE=12pt][B]В Петербурге стали чаще пересаживать сердце и реже - почки
[/B][/SIZE]
[IMG WIDTH=504 HEIGHT=300]http://i.doctorpiter.ru/photos/2015/12/bwR4aU3VgYYEAk3ap9k4.jpg[/IMG]
14.12.2015
С января по декабрь 2015 года петербургские хирурги провели 67  операций по пересадке органов. Существенного увеличения пересадок  добиться не удалось, а число трансплантаций почки даже снизилось. Об  этом сегодня говорили врачи на встрече в школе Ассоциации  трансплантационных координаторов.

В этом году в Петербурге пациентам пересадили 18 сердец - на 4  больше, чем в 2014 году, 16 человек перенесли операции по трансплантации  печени - на 6 больше, чем в 2014 году, и 33 почки. Число операций по  пересадке почки в сравнении с прошлым годом уменьшилось — тогда операцию  проводили 40 раз. Эти последние данные сообщил главный трансплантолог  Петербурга Герман Николаев:
- В Петербурге в листе ожидания на пересадку почек находятся 167  человек — даже официально зарегистрированная потребность в органе в  четыре раза выше, чем проведенное число операций. К сожалению, в этом  году мы сделали их меньше, - отмечает врач. - Это связано с тем, что  увеличился возраст возможных доноров для пересадки — реципиенты не  подходят по необходимым критериям, их почки не годятся для  трансплантации. Надеюсь, до конца года мы сумеем увеличить число  пересадок.

Читайте также: [URL=http://doctorpiter.ru/diseases/383/]Как понять, что у вас больные почки[/URL]

  Трансплантологи говорят, что Петербург по-прежнему отстает по  развитию органного донорства от многих регионов России. Сравнение со  странами Европы и вовсе расстраивает: если в Петербурге на миллион  населения приходится 4,4 посмертных донора, то в Испании 35. Донорами  органов в 2015 году стали только 29 пациентов, умерших в 12 больницах -  донорских базах города, рассказывает Герман Николаев:
- Всего в этом году на донорских базах умерли 4705 пациентов. У 745  (16%) человек в возрасте от 18 до 60 лет была констатирована смерть  головного мозга при нахождении в реанимации менее 10 суток. Порядка 70  из них точно могли бы стать эффективными донорами органов, но их было  только 29 человек.

Читайте также: [URL=http://doctorpiter.ru/articles/12294/]Хирурги впервые пересадили ребенку донорские кисти рук[/URL]

Врачи напоминают, что посмертным донором может быть только тот  пациент, у которого по всем правилам зафиксирована смерть головного  мозга. В последние два года констатация смерти мозга стала рутинной  практикой в больницах Петербурга. Однако если бы она проводилась  своевременно, то можно было бы спасти больше людей, нуждающихся в  трансплантации.
«Без систематизированного обхода отделений в стационаре, ежедневного  контроля со стороны трансплантационных координаторов, которые у нас  сейчас есть во всех 12 донорских базах, не будет увеличения числа  трансплантаций. Координаторы должны вовремя обращать внимание на  пациентов, которым помочь уже нельзя, но которые могут спасти других  людей, срочно нуждающихся в пересадке сердца или печени. Если в больнице  уже есть потенциальный донор с несовместимой для жизни травмой, прогноз  которого может ухудшиться в течение пары часов, рядом должна находиться  команда трансплантологов — это мировая практика по органному донорству.  Мы не должны из-за опозданий терять доноров», - уверен главный  трансплантолог Петербурга.

[URL=http://doctorpiter.ru/articles/13283/ ]Доктор Питер[/URL]
Изменено: Марина Андронова - 14.12.2015 23:51:55
Новый гемодиализный центр открылся в Томске
 
[SIZE=14pt][SIZE=16pt][B]Новый гемодиализный центр за 250 миллионов открылся в Томске

[/B][/SIZE][/SIZE][IMG WIDTH=780 HEIGHT=500]http://dn1.vtomske.ru/a/3142ebceb9dea432a5d6aeabeb524520_lg468a23.jpg[/IMG]
Сегодня в трехэтажном здании бывшего профилактория «Сибкабеля» после  девяти месяцев реконструкции открылся новый гемодиализный центр,  рассчитанный на 240 пациентов. На реконструкцию здания и закупку  оборудования — 40 японских аппаратов «искусственной почки» компания  «Нефролайн» вложила 250 миллионов рублей и 50 тысяч долларов США. При  этом посещение центра будет полностью бесплатным для томичей.  Обслуживание будет производиться по полисам ОМС.
«Для нас основная задача — здоровье жителей Томской области. Мы много  делаем в этом направлении — открыли перинатальный центр, сосудистый,  радиологический, травматологический центры, поддерживаем программы  «Земский доктор», «Входная группа». Конечно, самый главный результат в  том, что у нас растет продолжительность жизни, восьмой год идет  демографический рост, снижение смертности, в том числе, по основным  заболеваниям. Сегодня мы делаем очередной шаг, открываем замечательный  центр. Сразу хочу сказать, что очень многие жители Томской области  ожидали его. У нас при ОКБ есть, конечно, центр, но он работает  практически в круглосуточном режиме, понятно, что этого недостаточно.  Этого нового центра ждали только в Томске около 800 человек», — сказал  во время церемонии открытия губернатор Сергей Жвачкин.
Он добавил, что одна процедура гемодиализа, жизненно необходимая для  томичей с хронической почечной недостаточностью, стоит от полутора до  пяти тысяч. Однако жители области будут получать помощь совершенно  бесплатно. Более того, регион не потратил ни рубля на реализацию проекта  в рамках ГЧП.
«Это конкретный пример успешной реализации проекта  государственно-частного партнерства. Нам удалось не привлекать деньги из  бюджета для реализации этого проекта. У нас таких проектов почти 60 по  всей России. Это 20-й проект по строительству гемодиализного центра,  который мы реализовали», — рассказал президент группы компаний Юлай  Магадеев.
Отметим, по словам главврача центра Александра Гейница, он будет  работать в три смены. Первых пациентов начнут принимать уже через  несколько дней. А в полную силу диализный центр заработает с начала 2016  года.
«Наш центр будет заниматься лечением пациентов с хронической почечной  недостаточностью в Томске и Томском районе. Такое же отделение есть в  ОКБ, сейчас там получают лечение 201 пациент. Еще одно в Северске. С  открытием нашего центра значительно увеличится доступность медицинской  помощи. В три смены мы сможем принять 240 пациентов. В центре  установлено оборудование очень высокого уровня — многофункциональные  диализные кресла. При этом потребность в Томске очень высокая — в листе  ожидания находятся около 60 человек, из них более половина готова начать  терапию», — подчеркнул он.
При этом, по словам главы региона, открытие центра полностью  закрывает потребность в процедурах для томских больных. «То, что мы  сделали, с запасом достаточно для Томска. На сегодняшний день мы  полностью всех больных Томска обеспечили. Это прорывной проект», —  подытожил Жвачкин.
Ранее сообщалось, что современный гемодиализный центр [URL=http://news.vtomske.ru/news/87607.html]планир[/URL][URL=http://news.vtomske.ru/news/87607.html]овалось[/URL] открыть в бывшем здании профилактория «Сибкабеля». Создать центр вызвались [URL=http://news.vtomske.ru/news/97768.html]пять компаний[/URL], в области была создана специальная [URL=http://news.vtomske.ru/news/96245.html]рабочая[/URL] группа. В результате строителем выступила московская компания «Нефролайн», которая купила здание бывшего профилактория. Планировалось, что новый центр гемодиализа [URL=http://news.vtomske.ru/news/110865.html]откроется[/URL] в Томске в октябре, однако сроки сдвинулись.

[SIZE=14pt][B][SIZE=12pt]Дмитрий Кандинский
[URL=http://news.vtomske.ru/news/115876.html ]Новости в Томске[/URL]
[/SIZE][/B][/SIZE]
7 нозологий
 
[SIZE=15pt][B]Сенаторы предложили отказаться от децентрализации закупок дорогостоящих препаратов
[/B][/SIZE]
[SIZE=15pt][B][IMG WIDTH=200 HEIGHT=150]http://remedium.ru/upload/medialibrary/fdd/main13548110_de130a63ddf7ac01ed5c75f711661bb0.jpg[/IMG]
[/B][/SIZE]
07.10.2015
Члены Совета Федерации внесли в Государственную Думу законопроект, закрепляющий за федеральным центром полномочия по обеспечению лекарственными препаратами пациентов, страдающими редкими заболеваниями,
[URL=http://tass.ru/obschestvo/2323088]сообщает[/URL] ТАСС

Согласно действующему законодательству, [URL=http://www.remedium.ru/news/detail.php?ID=62398&sphrase_id=23309]с 1 января 2018 года[/URL] закупка лекарств в рамках программы «Семь высокозатратных нозологий» должна быть передана на региональный уровень. Авторы законопроекта отмечают, что в результате децентрализации госзакупок дорогих препаратов средства бюджета будут расходоваться неэффективно, так как число торгов и связанных с ними процедур возрастет в 85 раз - по числу регионов.

Производители лекарственных средств не могут принимать участие в большом количестве торгов, в результате чего, во- первых, предлагаемая производителями цена не будет включать существующие сейчас объемные скидки, снижающие цены поставок, а во-вторых, на региональных аукционах будут участвовать многочисленные посредники, поставляющие препараты с максимально возможной надбавкой», - говорится в пояснительной записке.

В заключении правительства РФ на проект закона отмечается, что кабмин поддерживает инициативу сенаторов, однако требуется конкретизировать, какой федеральный орган исполнительной власти должен заниматься обеспечением больных лекарствами. «Предлагаемое законопроектом сохранение централизации закупок дорогостоящих лекарственных препаратов для организации оказания медицинской помощи лицам, страдающим редкими заболеваниями, и лицам после трансплантации органов и (или) тканей позволит обеспечить указанную категорию граждан лекарственными препаратами в необходимом объеме и повысить эффективность использования предусмотренных на эти цели средств федерального бюджета», - говорится в заключении за подписью вице-премьера Сергея Приходько.

По программе «7 нозологий» с 2008 года федеральным бюджетом финансируется закупка препаратов для лечения больных гемофилией, муковисцидозом, гипофизарным нанизмом, болезнью Гоше, злокачественными новообразованиями лимфоидной, кроветворной и родственных им тканей, рассеянным склерозом, а также после трансплантации органов и (или) тканей. По данным на 1 декабря 2013 года, в указанную программу входит
130 тыс. человек, на закупку лекарств для них из бюджета было потрачено более 50 млрд рублей.
[URL=http://remedium.ru/news/detail.php?ID=67035 ]РЕМЕДИУМ[/URL]



О проекте ФЗ «О донорстве органов, частей органов и их трансплантации»
 
[SIZE=14pt][B]Нас всех разберут на органы, или Легенды и мифы о трансплантации
[/B][/SIZE]
14.09.2015
[I][SIZE=12pt]Можно ли в России продать свою почку? А подарить ее сыну, другу или жене? А можно ли пересадить голову? На вопросы нашего корреспондента отвечал хирург-трансплантолог Михаил Каабак
[/SIZE][/I]
[IMG WIDTH=500 HEIGHT=377]https://www.miloserdie.ru/pic/058aa6d029f3b4be46d5b8e463d38d56.jpg?3351f8[/IMG]
Полвека назад больные с почечной недостаточностью умирали, когда
болезнь доходила до определенной стадии. Развитие медицины и, в
частности, трансплантологии, дало людям шанс. Почему же упоминание о
трансплантации органов вызывает у наших соотечественников ужас?

– С трансплантологией связано много «страшилок». Можно ли поймать человека на улице и продать его на органы?

– Наверняка, можно. Но в России этого никто не делает. Законы у нас  строгие. Платное донорство в России запрещено. Все об этом знают и, тем  не менее, миф существует. К нам регулярно обращаются люди, которые хотят  продать свои органы. Но мы им говорим, что за это им светит от 2 до 7  лет общего режима.

– Можно ли пересадить голову?

– Сейчас России успешно пересаживают сердце, легкие, поджелудочную  железу, кишечник, почки, печень. Конечности в России пока не  пересаживают. Технически это возможно, но не совсем понятно, зачем. Есть  впечатление, что протезы функционируют лучше, чем пересаженные  конечности.

Что касается пересадки головы, о которой сейчас пишут СМИ, то  подобная операция успешно проводилась около 40 лет назад на животных, но  тогда это делалось с исследовательскими целями, для изучения  особенностей лимфотока и возможности регенерации нервных тканей. То, что  собирается сделать хирург из Италии, – чистая коммерция, они на это  ведь деньги собирают. Операция может быть удачной, голова приживется.  Человек будет жить, но останется парализованным. Медицинского смысла в  этом нет, но, очевидно, есть коммерческий. Был бы – можно было бы и в  России голову пришить.

– В качестве добровольца для эксперимента вызвался человек со  спинально-мышечной атрофией (СМА), при некоторых формах этой болезни  происходит нарушение дыхания. Так что, может быть, в операции все же  есть немного медицинского смысла – возможность продлить человеку жизнь?

– Нет. Потому что все, что ниже линии пришивания, будет парализованным,  то есть дышать новое тело самостоятельно не сможет, потребуется  искусственная вентиляция легких, а ее можно проводить и без всякой  операции.

– Как происходит продвижение в трансплантологии? Есть какие-то  протоколы утверждения новых технологий? В том числе – попыток пересадить  новые, доселе не пересаживавшиеся части? В чем разница между законной  работой врача и авантюрой психа, который решил голову отрезать и  пришить?

– Новые технологии утверждает Росздравнадзор, процедура есть на их  сайте. Врач помогает пациенту, его действия мотивированы желанием  улучшить качество или увеличить продолжительность жизни пациента. У  психа другая мотивация. В итальянской истории с головой речь идет не о  психе, а о циничном коммерческом проекте по отъему денег у населения с  привлечением СМИ.

– Можно ли пересадить все? Постепенно, по частям. И, чисто юридически, кто будет тот, кому все пересадили?

– Пересадить можно практически все. Юридически хозяин тот, чья голова.  Но есть нюансы, в частности неотъемлемой частью персональных данных,  необходимых для идентификации человека, является пол. В процессе  пересадки пол может быть изменен, тогда юридические права изменившейся  личности должны подтверждаться посредством некоторой процедуры, детали  которой мне неизвестны.

– Можно ли пришить дополнительный орган, не предусмотренный естественной биологией?

– Пришить можно, но прежде чем пришить, надо этот орган создать. Как  именно и куда пришивать зависит от свойств этого органа, фантазия тут  может быть безграничной, но это – не ко мне.

– Где, с точки зрения трансплантологов, базируется личность, в мозгу?

– Да.

– В Москве в минувшем году сократилось количество медучреждений. Сказывается ли это на количестве пересадок?

– Количество пересадок определяется не количеством отделений, где их  производят, а количеством органов, доступных для трансплантации.

– А в чем проблема с органами?

– Люди не доверяют трансплантологам и не хотят, чтобы их органы  использовались после смерти. Если верить опросу, людей, которые не  хотят, и людей, которые хотят быть донорами, – поровну. Но недоверие  между врачами и пациентами очень мешает налаживанию взаимопонимания.  Система общения трансплантологов с населением далека от идеала. В  идеальной ситуации было бы правильно выстраивать ее так, чтобы человек  сам принимал решение о судьбе своих органов.

Но живые, как правило, этим вопросом не задаются, а у мертвого не  спросишь. Родственники умершего, когда им задают эти вопросы, настроены  на защиту своего близкого от посягательств на его тело со стороны  врачей. Они не готовы решать такие вопросы, как использование его  органов после смерти. В идеальной ситуации родственники должны быть  исключены из принятия этого решения. Но как это сделать на практике,  никто толком не понимает.

Для того, чтобы ваше желание быть или не быть донором, могло быть  исполнено после смерти, врачи должны как-то о нем узнать. Но сейчас  выразить его практически невозможно, официальной процедуры согласия нет,  сделать это можно в частном порядке через нотариуса, но процедура не до  конца понятна и слишком сложна.

[URL=http://www.rosminzdrav.ru/documents/8145-proekt-federalnogo-zakona-o-donorstve-organov-cheloveka-i-ih-transplantatsii]Новый законопроект[/URL] предполагает создание некоего регистра, который бы это волеизъявление учитывал. Важно то, как этот регистр будет функционировать и что он будет собой представлять. Один из сенаторов в прошлом году предлагал ставить печать в паспорт. Но мне эта идея не нравится. Паспортный стол – не то место, где можно человеку задавать вопрос: «Желаете ли вы стать донором после смерти?» Особенно если учесть, что паспорт выдают в 14 лет. Паспорт мы постоянно предъявляем и показываем самым разным людям, а опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что большинство россиян хотят, чтобы такой регистр был закрытым.

На мой взгляд, хорошим вариантом был бы регистр, который находится в  интернете, на правительственном сайте, где любой гражданин мог бы  выражать свою волю в отношении посмертного использования своих органов с  возможностью изменить свое решение в любое время. Хоть по два раза в  день! Мы на то и люди, чтобы менять свои взгляды. Сегодня хотим одного,  завтра – другого. В этом ничего плохого нет.

А врачи должны иметь доступ к этой системе доступ.

Одинаково плохо не использовать органы для трансплантации, если  человек хотел это сделать, и использовать органы для трансплантации,  если человек этого не хотел.

– Люди боятся, что если они согласятся, чтобы их данные внесли в  регистр, то их при первой же возможности «разберут на органы». Опасения  имеют под собой какую-то почву?

– Нет. Но паранойя свойственна российскому населению. В регистре – всего  лишь хранится ваше согласие, привязанное к вашим личным данным.

«Страшилки» – во многом заслуга самих трансплантологов. Система  распределения донорских органов в России не прозрачна и, вероятно,  несправедлива. А результаты трансплантации неизвестны никому, ни широкой  публике, ни пациентам, ни специалистам. Большая часть обывателей  убеждена, что донорские органы от умерших людей распределяются  несправедливо и что люди после трансплантации живут недолго и плохо, но  это – неправда.

У нашей клиники такие данные есть. Они находятся в интернете, в  обезличенном виде – на открытом сайте, а с персональными данными – на  закрытом. Любой человек, подписавший соглашение о том, что он будет  использовать их исключительно в научных целях, может получить доступ к  этим данным. Но это касается только наших данных. Другие  трансплантационные центры свои данные о результатах трансплантации не  открывают.

Еще одна проблема в том, что более 50% реаниматологов являются  оппонентами трансплантации. Работа по сохранению донорских органов после  смерти – очень тяжелая и ответственная. Она дополнительно не  оплачивается, поэтому реаниматологи занимаются этим не слишком охотно.  Реаниматологам проще оформить документы о смерти человека, чем  поддерживать его органы в рабочем состоянии.

Трансплантация, закон и проблемы


[URL=http://base.garant.ru/136366]Закон о трансплантации органов и тканей человека[/URL] был принят в 1992 году.

Вопросы, касающиеся согласия или несогласия граждан на изъятие  органов и тканей из своего тела после смерти для трансплантации,  затрагиваются еще в двух документах: федеральном законе N 323-ФЗ ( Ст.  47) и в федеральном законе N 8-ФЗ «[URL=http://base.garant.ru/136366/#block_300#ixzz3Zvxwxm3i]О погребении и похоронном деле[/URL]», в котором говорится: «В случае отсутствия волеизъявления умершего о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела право на разрешение таких действий имеют супруг, близкие родственники, иные родственники либо законный представитель умершего».

Предполагается, что новый законопроект должен быть принят до конца 2016 года.

В России нет детского донорства, но в новом законе оно может  появиться. Сейчас для детей возможны пересадки от взрослых родственных и  трупных доноров. Изымать органы у умерших детей закон запрещает, а это  значит, что пересадка сердца российским тяжелобольным детям недоступна.

Кроме того, в законе оговорено, что донорами могут быть только  генетические родственники. Муж и жена родственниками не считаются.  Запрет на использование органов супругов непонятен. Это должно уменьшить  риск коммерческого использования органов, но на практике снижает  количество вариантов для пересадки и ограничивает права многих граждан.

В России отсутствует важная составляющая трансплантационного  процесса, которая есть в мире – возможность обмена органами и донорами  между несовместимыми парами донор-рецепиент. К сожалению, органы даже  кровных родственников не всегда подходят. И это бывает единственной  помехой трансплантации. Обмен донорами позволяет такую проблему решить.  Но в России это невозможно.

5 фактов о трансплантации

1. Пересаживаемый орган должен подходить пациенту, которому его будут  пересаживать, по группе крови и генной совместимости, иначе –  отторжение. Донор должен быть абсолютно здоров, у него не должно быть  инфекционных заболеваний.

2. Критерием для изъятия органов является смерть мозга. Ее  констатируют независимо друг от друга несколько специалистов. Если в  больнице, где умер этот человек, таких специалистов нет, она не может  заниматься изъятием органов. Смерть мозга – медицинский диагноз,  достаточно старый. Он применяется не только при изъятии органов, но и  при прекращении поддерживающих мероприятий у умершего человека. Смерть  мозга констатируют независимо от того, собираются ли использовать органы  для трасплантации. Вегетативное состояние (повреждение, а зачастую и  смерть коры головного мозга) в России не является показанием для изъятия  органов. В некоторых других странах – это возможно.

3. Для того, чтобы органы были пригодны для трансплантации, умершего  человека необходимо подключить к системам жизнеобеспечения –  искусственной вентиляции легких и искусственной системе кровообращения.  Поэтому органы всегда забирают «на кровотоке», то есть, когда сердце  бьется. Это возможно только в современном стационаре.

4. У донорских органов очень короткий срок хранения. Сердце и легкие  после изъятия их из тела донора хранятся 4 часа, печень и почки – 12  часов. Трансплантация органов – сложнейшая операция. В клинике, где она  проводится, должна быть реанимация, современная лаборатория и  дополнительное оборудование, например, система гемодиализа с персоналом.  После операции пациент должен находиться в стерильной палате под  наблюдением самых разных специалистов. Штат подобной клиники – не менее  50 человек.

5. После трансплантации пациент не становится здоровым. Он должен всю  жизнь принимать специальные препараты, чтобы предотвратить отторжение  пересаженного органа. Из-за этого иммунитет у таких пациентов понижен, и  они легко «цепляют» разные инфекции. Даже обычная простуда для такого  пациента очень опасна. С пересаженным органом человек может прожить  десятилетия, но возможность отторжения есть в любой момент, поэтому он  должен находиться под наблюдением врачей. Cделать пересадку «за деньги  за границей» и жить в России под наблюдением государственной медицины –  теоретически возможно, но практически почти невыполнимо, не факт что  найдется клиника, готовая взять ответственность за такого пациента.

СПРАВКА:Ежегодно в России:


около 1000 человек нуждаются в трансплантации сердца,

6000 – 7000 в трансплантации почки,


2000 – в трансплантации печени.

В год в России выполняется около 1400 трансплантаций, из них около 1000 –трансплантаций почки.

Трансплантация проводится в 40% регионов России. Для жителей  остальных 60% регионов единственная возможность попасть на  трансплантацию – переехать в другой регион и как-то жить там несколько  лет в ожидании донорского органа. Средний срок ожидания пересадки почки в  Москве – 2-3 года. Большинство россиян, нуждающихся в трансплантации,  до нее не доживают.

[IMG WIDTH=500 HEIGHT=300]https://www.miloserdie.ru/pic/10464664.jpg?3351f8[/IMG]
Михаил Михайлович Каабак, доктор медицинских наук, профессор,
директор программы трансплантации органов РНЦХ им. академика
Б.В.Петровского РАМН. Отделение трансплантации почки возглавляет с 2000
года, до этого работал хирургом отделения трансплантации почки РДКБ
Минздрава России. Умеет выполнять все операции, связанные с пересадкой
почки. Автор 53 научных работ, 8 из которых опубликованы за рубежом.


[SIZE=12pt][B]Алиса Орлова

[URL=https://www.miloserdie.ru/article/nas-vseh-razberut-na-organy-ili-legendy-i-mify-o-transplantacii/ ]МИЛОСЕРДИЕ.RU[/URL]
[/B][/SIZE]
О проекте ФЗ «О донорстве органов, частей органов и их трансплантации»
 
[SIZE=14pt][B]
Инициативу, которая позволит спасти тысячи жизней, готовят в минздраве
[/B][/SIZE]
[IMG WIDTH=640 HEIGHT=360]http://img1.1tv.ru/imgsize640x360/PR20150825180325.JPG[/IMG]
25  августа 2015

Проект нового закона позволит создать единый регистр доноров. На  практике это значит, что важные операции смогут проводить быстрее и в  больших объемах. Медики говорят: центры трансплантологии в России - не  уступают западным. Лучшее оборудование, лучшие врачи - не хватает только  инфраструктуры и законодательных решений.

Алексей до сих пор не может поверить в то, что с ним произошло.  Два года назад вирус гриппа у мужчины вызвал тяжелейшее осложнение.  Врачи сообщили, что сердце сильно увеличено и не будет работать как  прежде. Единственная возможность жить дальше - трансплантация. В родном  Омске такие операции не делают. Решение переехать в Новосибирск, где  находилась ближайшая кардиохирургическая клиника, далось нелегко. Это  означало жить вдали от жены и ребенка, самых близких для него людей.

"Пришлось жить рядом с клиникой. Сказали что в течение трёх часов  надо быть в больнице после звонка, что сердце может быть потом  непригодным", - рассказывает Алексей Половец.
Орган, который подходил по всем показателям, нашёлся в Красноярске,  за 800 километров. У медиков на счету была каждая минута, ведь донорское  сердце живет несколько часов.

"Лучше, если это 4 часа. Допустимо и 6 часов, и 8 часов, но свыше 8  часов считается плохо", - поясняет руководитель Центра хирургии центра  аорто-коронарных артерий Александр Чернявский.
Бригада врачей быстро изъяла сердце, доставила в аэропорт и передала  на пассажирский рейс. Такая необычная кладь требует особых условий для  перевозки.
"Орган помещается в стерильный полиэтиленовый пакет, обкладывается  льдом и помещается в термоконтейнер, который позволяет сохранить  постоянную температуру", - рассказывает врач-анестезиолог реаниматолог  Владимир Хиновкер.

Авиация не подвела, рейс прилетел вовремя. Эстафету приняли  новосибирские специалисты. Сама операция длилась около 4 часов и прошла  без осложнений. И вот теперь Алексей с замиранием "нового" сердца  слушает заключение врача.

Но пока для России это уникальный случай. И хотя технически весь  процесс отработан, не хватает единого регистра пациентов и  общероссийской службы, которая координировала бы весь процесс по стране,  ведь до сих пор у нас трансплантаций проводят катастрофически мало.

Ежегодно в мире проводится более 5 000 успешных трансплантаций  сердца, из них около 2500 – в США. В России надо выполнять не меньше 1  000 пересадок, в прошлом году сделали 162, большую часть - в Центра  трансплантологии и искусственных органов.

В Москве донорская служба и клиника успешно взаимодействуют. Но,  столичный Центр не может принять всех больных, такую помощь должны  оказывать и на местах, уверен директор центра.
"Конечно, страна должна иметь возможность доставки органов, но это не  отменяет развитие трансплантации на автономных территориях. Развитие на  местах значительно разгрузит центральные районы и создаст возможность  для получения этой помощи где-то на периферии, чтобы люди не ездили и  годами не ожидали трансплантацию", - говорит Сергей Готье.

Ситуацию в нашей стране может изменить новое законодательство, и такой проект документа уже разрабатывается в правительстве.

"Новый законопроект позволяет организовать саму систему донорства.  Появляется регистр доноров, донорских органов, реципиентов, и в этом  регистре будет предусмотрен раздел волеизъявлений граждан", - говорит  помощник федерального министра Минздрава РФ Ляля Габбасова.

Но ни один закон не будет работать без поддержки общества - уверены  специалисты. По статистике, стать донорами готовы только 10% россиян,  для сравнения в Испании почти 90% населения согласны на изъятие органов  после смерти. В активной пропаганде участвует даже церковь. Часто в  католических храмах можно увидеть табличку с призывом, который стал  девизом донорского движения в этой стране: "не забирайте органы на  небеса, они пригодятся здесь, на земле".
[B]Юлия Онищенко[/B]

Смотрите оригинал материала на [URL=http://www.1tv.ru/news/techno/290851]http://www.1tv.ru/news/techno/290851 [/URL]
Трансплантология в России: актуальная ситуация, Круглый стол в РИА Новости 22 октября 2014 г.
 
[SIZE=16pt][B]Жизненная необходимость[/B][I][SIZE=10pt]
[SIZE=12pt]Как устроено посмертное донорство в России
[/SIZE][/SIZE][/I][/SIZE]
20.07.2015

[SIZE=10pt][B]Около 10 тысяч россиян живут в ожидании нового сердца или почки, однако за прошлый год было проведено лишь полторы тысячи трансплантаций. Главная причина того, что очередь на пересадку практически не двигается - тотальный дефицит донорских органов.[/B][/SIZE]



Точно посчитать, сколько людей умирает в  России из-за нехватки донорских органов, невозможно — такая статистика  не ведется, так как нет единого общероссийского листа ожидания. Но, по  оценкам руководителя Федерального научного центра трансплантологии и  искусственных органов имени Шумакова и главного трансплантолога  Минздрава РФ Сергея Готье, до плановой операции по пересадке печени или  сердца не доживает каждый десятый российский больной. Он опирается на  данные тех регионов, где есть листы ожидания и проводятся операции по  пересадке, а таких в России меньшинство.

В 2014  году в России было 4636 пациентов, включенных в региональные листы  ожидания для пересадки почки. По сравнению с предыдущим, 2013-м, годом  очередь выросла на 11%. В прошлом году печени ждали 949 потенциальных  реципиентов, что на 24% больше, чем в 2013-м. Новое сердце —  единственный шанс выжить для 428 кандидатов на пересадку этого органа,  за год очередь выросла на 6,5%. И это не считая детей, которым нужна  пересадка от неродственного донора, в России такие операции не проводят,  так как не существует детского донорства органов. Только в Москве  больные ждут 1000 почек, 500 долей печени и 100 донорских сердец.  

Еще есть те, кому показана пересадка легких,  поджелудочной железы, кишечника. Говорить о качестве жизни таких  пациентов очень сложно, обычно они зависят от аппарата гемодиализа, а в  некоторых случаях и от так называемой механической поддержки сердца:  собственное сердце стоит, а его функцию выполняет специальное  устройство, прогоняющее кровь. Свой новый "мотор" они ждут в палате  интенсивной терапии.
На ожидание часто уходит больше года, поэтому  доживают до операции не все. Но очереди на пересадку все равно растут:  это связано с тем, что выявляемость пациентов, для которых пересадка —  единственный выход, постоянно растет.

По данным Всемирной организации  здравоохранения (ВОЗ), на каждые 12 реанимационных коек в год приходится  минимум один потенциальный мультиорганный донор (тот, от которого можно  пересадить больше одного органа). На самом деле в крупных городах с  высокой оборачиваемостью таких коек и повышенным риском насильственной  смерти или смерти в ДТП потенциальных доноров значительно больше. Если  представить себе, что хотя бы половина таких случаев действительно  приводила бы к изъятию донорских органов, то главной проблемы  отечественной трансплантации не существовало бы вовсе. В России тысячи  реанимационных отделений, а именно они являются единственным источником  пригодных для пересадки органов. Если человек погиб вне стен больницы, а  его сердце остановилось еще до приезда скорой, органы уже не  представляют интереса с точки зрения дальнейшего использования.

До плановой операции по пересадке печени или сердца не доживает каждый десятый российский больной  
Российская статистика посмертного  донорства сильно отличается как от возовских стандартов, так и от  европейских и американских показателей донорских изъятий. На всей  территории Российской Федерации в 2014 году было выявлено всего 465  посмертных доноров. Это соответствует показателю 3,2 донора на 1 млн  населения, что на 5% меньше, чем в рекордном для отечественной  трансплантологии по количеству добытых органов 2010-м (тогда было 487  посмертных доноров). Около половины доноров приходится на Москву и  Московскую область — 202 (43,4%). В столице частота донорских изъятий —  12,5 на 1 млн жителей города, в Кемеровской области — 11,5 на 1 млн, в  Омской области — 8 на 1 млн, в Московской области — 7,2 на 1 млн. Для  сравнения, в Испании на 1 млн человек приходится 35 посмертных доноров, а  в США — 26. Хорошая организация донорской службы позволяет американцам  выполнять 2500 трансплантаций сердца и 17 тыс. пересадок почек в год.

Низкий уровень донорства в России и, как  следствие, слабое развитие трансплантологии имеют глубокие корни: это и  организационные недостатки (нет единого электронного регистра доноров и  полученных органов, федерального листа ожидания реципиентов,  логистической службы), и законодательные пробелы (например, до  последнего времени нельзя было поставить диагноз "смерть головного  мозга" ребенку), и отсутствие финансового обеспечения сохранности  донорских органов до их пересадки, и социокультурные барьеры.

Проблема нехватки донорских органов не в  последнюю очередь связана с недостатком доверия к конкретным врачам,  медицине и государству в целом. Ее невозможно решить ведомственным  приказом, увещеваниями или рекламными акциями. Тем более что государство  пока занимает крайне осторожную и даже двоякую позицию. С одной стороны  в этом году появились такие необходимые для развития российской  трансплантологии нормативные акты, как приказ Минздрава "О порядке  установления диагноза смерти мозга человека", который впервые узаконил  практику постановки диагноза смерти мозга у детей в возрасте от одного  года и старше. Госдума одобрила во втором чтении поправки к закону "Об  основах охраны здоровья граждан", подготовленные Минздравом, они  предусматривают создание единой государственной информационной системы и  реорганизацию многочисленных вспомогательных служб этой отрасли  медицины (в частности, предполагают ввод дополнительных штатных единиц в  больницах и оплату дополнительной работы реаниматологов по подготовке  доноров).
С другой стороны, уже несколько месяцев на  стадии общественного обсуждения находится написанный юристами  министерства новый "большой" закон о донорстве. Этот документ, по мнению  многих представителей медицинского сообщества, получился весьма  противоречивым. Так, несмотря на заявленную цель развития отечественной  трансплантологии, в первоначальном варианте закона вводилась процедура  испрошенного согласия на забор донорского органа, чего в России никогда  не было — сегодня у нас действует презумпция согласия, то есть мы все  являемся донорами по умолчанию. Кроме того, вводился запрет на изъятие  органов из неопознанных тел.

Все это нововведения насторожили медиков,  так как наличие донорских органов — определяющий фактор существования  трансплантологии как части практического здравоохранения. За последние  несколько месяцев за развитие добровольного донорства публично  высказались многие известные врачи, в том числе директор научного центра  сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева Лео Бокерия и директор НИИ  скорой помощи имени Склифосовского Могели Хубутия.

"Министерство завершает работу по проекту во  взаимодействии с другими федеральными органами исполнительной власти,  профессиональными и другими общественными организациями. Испрошенное  согласие устанавливается в отношении детей. В отношении взрослых  сохраняется существующий подход",— рассказали "Власти" о текущем статусе  документа в пресс-службе Минздрава непосредственно перед выходом этого  материала. Однако споры продолжаются, и дата внесения важнейшего для  отрасли законопроекта в Госдуму по-прежнему не определена.
Проблема  нехватки донорских органов не в последнюю очередь связана с недостатком  доверия к конкретным врачам, медицине и государству в целом  
Стоит отметить, что масла в огонь  подлил сам Минздрав, аккредитовав в мае сеть индийских клиник Fortis,  специализирующихся на пересадках органов, в качестве официального  партнера российского государства. Теперь эти клиники могут лечить  российских пациентов за бюджетные средства, в том числе детей, которым  нужна пересадка сердца. Если для отдельных пациентов это лучший и  единственный на сегодня выход, то для здравоохранения страны — скорее  зло, так как фактически речь идет о перераспределении государственного  финансирования высокотехнологичной медицинской помощи в пользу  иностранных клиник. Это решение задает "экспортный" вектор в пересадке  органов в дальнейшем.

Такой подход в мире давно известен, он  называется трансплантационным туризмом (transplant tourism). В  экономически развитых странах с хорошим здравоохранением люди живут  долго и редко погибают молодыми, а значит, и потенциальных доноров среди  них относительно немного. Американская неправительственная организация  The United Network for Organ Sharing (UNOS), контролирующая по заказу  федерального правительства соблюдение законодательства в области  донорства органов уже более 30 лет, определяет трансплантационный туризм  как "приобретение органов для пересадки за границей в обход законов,  правил или процедур тех стран, граждане которых вовлечены" в этот  процесс. Чаще всего поехать в тур за новым сердцем граждан таких  финансово обеспеченных стран, как Саудовская Аравия, Австралия, Япония,  Канада, США, Оман и Южная Корея, заставляет слишком длинная очередь на  родине. Имеет значение и цена самой операции: в Индии или Китае она в  несколько раз ниже, чем в странах ЕС или США. Доноры международных  трансплантационных туристов живут в государствах значительно более  бедных — Египте, Пакистане, Иране и Филиппинах. До 2007 года основным  мировым донором числился Китай, где до принятия национального Акта о  пересадке органов была узаконена продажа органов заключенных, и в итоге  более 10% всех пересадок в мире проходило в этой стране. Индия до  недавнего времени тоже никак не преследовала бизнес по покупке и продаже  почек и печени у живых доноров, несмотря на то, что ограничивающий  коммерциализацию донорства федеральный акт был принят еще в 1994 году.  Сегодня многие штаты Индии на уровне местного законодательства запретили  продавать органы, что на деле привело к расцвету "добровольного"  донорства, при котором орган как бы бесплатный, но зато донор или его  родственники получают определенные денежные средства на реабилитацию.

ВОЗ и другие международные организации  осуждают коммерческое перераспределение ограниченного национального  донорского ресурса в пользу граждан других государств, считая эту  практику эксплуатацией бедных народов богатыми. Об этом говорится в  принятой под эгидой ВОЗ Стамбульской декларации (май 2008 года), а также  в Конвенции против трафика человеческих органов Совета Европы,  подписанной в июле 2014-го.
По действующему федеральному закону "О  донорстве органов и трансплантации" 1992 года выявлением доноров и  изъятием органов заниматься никто и не обязан. По большому счету это  остается чем-то вроде кружковой нагрузки для врачей-реаниматологов. Те  из них, кто интересуется наукой и идеологически готов рассматривать  безнадежных пациентов в качестве доноров, могут инициировать процесс  забора органов. А могут и не инициировать.
"Нет обязательного порядка  или закона, который обязывал бы определять потенциального донора и  принимать положенные меры для сохранения его органов, как того требуют  международные стандарты. Можно сказать, что для реаниматологов это  что-то вроде хобби, основа которого — коллегиальное понимание  необходимости спасения жизни как таковой",— поясняет главный  трансплантолог Минздрава РФ Сергей Готье.
Таких установок нет ни в  должностных инструкциях реаниматологов, ни в целевых показателях работы  руководства больниц. Единственное исключение — московские скоропомощные  больницы, которым Департамент здравоохранения предписал заниматься  органами, включив органное донорство в целевые показатели работы главных  врачей этих учреждений. Кроме того, московские власти не поскупились  выделить участвующим в донорстве больницам дополнительные ставки  реаниматолога-анестезиолога, чтобы своевременно выявлять потенциальных  доноров, создали городскую электронную базу органов и единый городской  лист ожидания. "Московская система может рассматриваться как пилотный  проект, который должен быть распространен со временем на всю страну",—  считает Готье. Неудивительно, что половина всех органов в России  выявляется именно здесь.

О том, что донорство для регионов — дело  добровольное, говорят цифры. Программы по трансплантологии сегодня есть в  21 из 85 регионов. Там, где своего донорства нет, пациентов отправляют в  столицу. "Москва фактически снабжает органами всю страну,— комментирует  сложившуюся ситуацию Готье.— В частности, огромное число почечных  пациентов вынуждено получать помощь не на своей территории, а  использовать чужой донорский ресурс".
По данным Минздрава, в России больше  регионов, имеющих собственные центры трансплантации (24), чем регионов с  собственной службой забора органов (21), что само по себе нонсенс.  Например, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области есть пять отделений  пересадки, но служба забора донорских органов практически не работает. В  итоге за прошлый год в Северо-Западном федеральном округе усилиями пяти  именитых клиник было выполнено в общей сложности только 69 пересадок  органов от неродственных доноров. Для сравнения только в Центре имени  Шумакова за тот же период были проведены 342 пересадки. Сравнив  показатели, власти северной столицы решили с этого года платить  больницам по 100 тыс. рублей за работу с каждым выявленным донором.

В  России больше регионов, имеющих собственные центры трансплантации, чем  регионов с собственной службой забора органов, что само по себе нонсенс  

В начале июня в Москву на Второй  конгресс трансплантологов приезжал знаменитый американец Реджинальд  Грин, и, наверное, уже в тысячный раз пересказал историю своей семьи,  которая сильно повлияла на популярность добровольного донорства органов в  США и многих других странах. Она же легла в основу голливудского фильма  "Дар Николаса". Осенью 1994 года, когда семья Грин с двумя детьми  путешествовала по Италии, на их машину напали вооруженные грабители. Они  открыли огонь, и пуля попала семилетнему Николасу Грину в голову. "Мы  знали, что есть огромное количество людей, кому нужно то, что может дать  это маленькое тело,— говорил на конгрессе отец самого известного в мире  мультиорганного донора.— Но мы не знали, скольких людей это шокирует и  вдохновит в конечном итоге. Органы Николаса пересадили семерым, и многие  из них были близки к смерти". Впоследствии семья Грин поддерживала  отношения со всеми людьми, получившими органы их сына. После этого  случая количество доноров органов в Италии утроилось — феномен назвали  "эффектом Николаса".

За месяц до Грина в Москве побывала другая  семья, тоже потерявшая ребенка при трагических обстоятельствах. Семья  Саблиных из Екатеринбурга приехала на суд по делу о посмертном изъятии у  их дочери, 19-летней Алины Саблиной, в реанимации больницы имени  Пирогова сердца, почек и еще нескольких органов. 11 января 2014 года  девушку, учившуюся в одном из московских вузов, на пешеходном переходе  сбила машина. Семь дней она была в коме. Родители не знали, что после  смерти их дочь стала донором, и через суд они добивались компенсации  морального ущерба в размере 8 млн рублей. Суд первой инстанции уже  признал их притязания незаконными, так как по действующему с 1992 года  закону "О трансплантации органов и тканей" врачи не были обязаны  заводить с родителями разговор о возможности изъятия органов, а сами  родители никаких пожеланий на этот счет не высказали. Тем не менее  родители Алины считают сам факт забора органов без их согласия неэтичным  поведением врачей и уже подали жалобу в Европейский суд по правам  человека. Кроме того, они намерены добиваться через Конституционный суд  отмены презумпции согласия. Отметим, что родственники погибшей студентки  не ставят под сомнение невиновность врачей в гибели их дочери, так как  ее травмы были несовместимы с жизнью.

В сознании обычного россиянина донорство  органов пока прочно занимает место рядом с "расчлененкой" и контрабандой  органов. О добровольности и речи быть не может. "За последние годы мы  привыкли считать врачей корыстными людьми, готовыми ради денег на все —  скажите за это спасибо разоблачениям в газетах и многочисленным  сериалам. Воспитать общество так, чтобы оно могло поставлять  добровольных доноров — на это требуются годы. В Испании, например, к  этому шли 15 лет, и большую роль сыграла поддержка католической церкви,—  говорит академик РАН Сергей Колесников, бывший депутат Госдумы и член  комитета по охране здоровья.— Проект нового закона больше популистский,  реальные последствия такого решения никто не просчитывает. А результат  будет такой: люди поедут делать трансплантацию за границу и увезут из  страны деньги, которые могли бы помочь развитию донорства в России. Это  на руку разве что коммерческим фирмам, организующим такие поездки.  Успокаивает то, что он еще будет обсуждаться и хотелось бы, чтобы  прислушались к мнению специалистов".

"Сегодня наше общество совершенно не готово к  тому, чтобы добровольно отдавать органы, тем более детей",— уверена  директор компании "МедИндия" Анна Вербина, которая занимается  "экспортом" пациентов, в том числе детей, из России и Казахстана в  индийские клиники Fortis для трансплантации почек, печени и сердца. Анна  и ее фирма стали известны благодаря президенту Владимиру Путину. Как  теперь принято, к нему с просьбой помочь больной девочке Вике обратился  журналист регионального СМИ. Надо сказать, что с самого начала Вике не  везло, так как в Италии, где уже пересаживали сердце нескольким  российским детям, ей отказали из-за ограниченного количества органов.  Потом пришел отказ из Израиля. В итоге чиновники Минздрава аккредитовали  для лечения российских пациентов госпиталь сети Fortis, с которыми  раньше на государственном уровне контактов не было, и теперь Вика ждет  свое новое сердце в больнице города Чинай.

"Мы не хотим отобрать пациентов у российских  трансплантологов. Но для того, чтобы забрать детское сердце, нужно  согласие родителей, а его в России получить практически нереально",—  объясняет Вербина. Торговлю органами специалист по трансплантационному  туризму категорически отрицает: "Лет 15 назад это действительно было, но  индийские власти проделали огромную работу и убедили граждан в  необходимости добровольного донорства". Если в США за пересадку  донорского сердца ребенку просят около $1 млн, в Индии эта операция со  всеми анализами, лекарствами и внеплановым лечением может стоить от  $60 тыс. до $95 тыс. При этом частота отторжений и прочих осложнений у  индийских клиник в пределах нормы.

Больной с трансплантированной почкой за пять лет экономит примерно 1 млн рублей в сравнении с больным, который живет на диализе
"В  некоторых западных странах есть определенная квота для иностранцев,  чтобы немного подзаработать, но обычно и своим не хватает. Индия сегодня  на первом месте по пересадкам сердца детям из-за рубежа. Я это не  поддерживаю, так как это основано на высокой детской смертности в стране  с низким уровнем жизни, по сути — это смертность на экспорт. Тем не  менее другого выхода пока нет",— говорит Сергей Готье.
Развивать собственное донорство — как  взрослое, так и детское — не только более этично, но и более выгодно  государству, настаивают российские трансплантологи. Больной с  трансплантированной почкой за пять лет экономит примерно 1 млн рублей в  сравнении с больным, который живет на диализе. О том, насколько  различается качество жизни таких пациентов, и говорить не приходится.  Люди с пересаженными органами активно работают, рожают детей и  занимаются спортом. При этом по сегодняшним расценкам одна пересадка  обходится бюджету в 800-900 тыс. рублей, что значительно дешевле не  только американского, но даже индийского варианта.
[B]Галина Паперная
[URL=http://kommersant.ru/doc/2768175 ]КОММЕРСАНТ[/URL]
[/B]
Новые диализные центры в Самарской области
 
[B][SIZE=10pt][FONT=Verdana][SIZE=16pt]В Самаре открыли еще одно отделение гемодиализа
[/SIZE][/FONT][/SIZE][/B]
2 августа 2015

В  воскресенье, 2 августа, на базе хирургического корпуса «Дорожная  клиническая больница» состоялось церемония сдачи в эксплуатацию второй  очереди отделения гемодиализа на 20 аппаратов искусственной почки.  Открытие второй очереди увеличит общее количество мест в отделении  диализа до 45 и расширит возможности приема пациентов на лечение. Первая  очередь отделения гемодиализа в ДКБ была открыта в апреле 2011 года. С  открытием этого отделения без дополнительных затрат областного бюджета в  Самарской области была полностью решена проблема доступности  дорогостоящей диализной помощи, которая в то время относилась к  высокотехнологичным видам медицинской помощи. Первая очередь отделения  была укомплектована 25 аппаратами искусственной почки и обеспечивала  потребность населения Самары и соседних районов в гемодиализе вплоть до  2015 года. В целом в Самарской  области на начало 2015 года 1033 человека получали заместительную  почечную терапию одним из методов. Из них на программном гемодиализе  находятся 734 человека (71%). Общая обеспеченность ЗПТ в Самарской  области составляла на 1 января 2015 года – 322 пациента на 1 миллион  населения. По этому показателю Самарская область входит в тройку лидеров  среди территорий ПФО (Ульяновская область и Республика Татарстан). В  связи с ежегодным ростом количества больных, нуждающихся в  заместительной почечной терапии, на 60–70 пациентов к 2015 году вновь  возникла необходимость в увеличении мощностей диализных отделений  города. Об этом сообщает пресс-служба правительства Самарской области.  

[B]Марина Волгина[/B]
[URL=http://63.ru/text/newsline/62769143730176.html ]63.RU[/URL]
О проекте ФЗ «О донорстве органов, частей органов и их трансплантации»
 
[SIZE=12pt][B]"Посмертное донорство - это акт гуманизма" : интервью с главным трансплантологом Минздрава
[SIZE=10pt]17/12/2014 год[/SIZE]
[/B][/SIZE]
[IMG WIDTH=500 HEIGHT=375]http://static.medportal.ru/pic/mednovosti/news/2014/12/17/155organs/pic_500x375.jpg[/IMG]

   
В  столице разразился большой трансплантологический скандал: у женщины,  умершей в ГКБ №81, без согласия ее родственников изъяли органы. По  заявлению городского департамента здравоохранения, медики следовали  инструкции и закона не нарушали. Тем не менее, столичное управление СК  РФ сообщило о намерении проверить правомерность их действий. МедНовости  узнали, что по этому поводу думает главный трансплантолог Минздрава  России, директор ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им.  Шумакова, академик Сергей Готье.
[B]Сергей Владимирович, что вы думаете о произошедшем?[/B]

Скорее  всего, это какая-то провокация. И, прежде всего, со стороны Лайф Ньюс  (этот телеканал сообщил о случившемся первым – ред.), который возбуждает  вокруг этой истории нездоровый интерес и перевирает факты. А также  провоцирует родственников на скандал, который разразился, хотя никакого  нарушения закона или инструкций не было.

[B]Но ведь у родственников умершей женщины не спрашивали разрешение на изъятие органов.[/B]

Никто  и не должен был спрашивать. По закону о трансплантации органов и  тканей, человек имеет право заявить, что его родственник не хотел  становиться после своей смерти органным донором. Это можно сделать,  когда тяжелый больной находится в отделении реанимации или сразу после  его смерти.

В течение года в Москве и области проводится более  сотни донорских изъятий  с целью трансплантации нуждающимся в этом  тяжелым больным. И, в принципе, это ни у кого не вызывает никаких  эмоций. Но подобные скандалы подогревают нездоровый ажиотаж вокруг  вопроса органного донорства. И это в значительной степени затрудняет  оказание помощи тем людям, которые без трансплантации просто умрут.

Сегодня  люди, которые работают для спасения других, получают по шапке. Скажите,  неужели главному врачу больницы, который действует по инструкции,  согласно действующему закону, интересно потом целый день просидеть в  следственном комитете для дачи каких-то непонятных объяснений. Это такая  сложная ситуация – неудобная, некрасивая. И в другой раз этот главврач  скажет: «ну зачем мне это нужно».

[B]Больницы производят забор органов по какому-то распоряжению?[/B]

Да.  По приказу городского департамента здравоохранения несколько больниц  приспособлены для осуществления органного донорства на территории  Москвы. Для того, чтобы учреждения, которые занимаются трансплантацией  органов, а их в городе около десяти, могли осуществлять свою  деятельность. Прежде всего, это делается для обеспечения нуждающихся в  трансплантации жителей Москвы и одновременно для находящихся в  федеральных центрах пациентов из других регионов страны.

[B]А если руководство больницы не выполнит этот приказ, последуют какие-то санкции?[/B]

В  принципе существует некий аудит, который может следить за тем, какие  случаи смерти пациентов не рассматривались в качестве возможного  источника донорских органов, и на каком основании. Такой порядок  существует, но за всеми не уследишь. И выходит, что больнице спокойней  не сообщать о таких случаях, чем активно работать и иметь потом  неприятности.

[B]Если сейчас родственники умершей в 81-й больнице женщины пойдут в суд, что они могут предъявить?[/B]

Ничего.  Сотрудники больницы и Центра органного донорства Москвы не совершали  противоправных действий. Абсолютно такой же скандал произошел осенью в  Люберцах. Было разбирательство. И там  также не оказалось состава  преступления. Все, что касается донорского изъятия, было сделано  медиками на законных основаниях и согласно инструкции.Если бы у наших  граждан было хоть малейшее представление о тех законах, в условиях  которых проходит их жизнь, и которые определяют их права и возможности,  многих проблем удавалось бы избежать.

[B]А есть какой-то способ изменить ситуацию, не дожидаясь ликвидации правовой неграмотности граждан?[/B]

В  проекте федерального закона «О донорстве органов человека и их  трансплантации» более четко, чем в действующем законе прописаны права и  обязанности всех сторон и алгоритм их действий. В частности, создается  регистр волеизъявлений, куда любой гражданин страны может внести свое  согласие или несогласие на посмертное изъятие органов. В том случае если  потенциального донора не окажется в регистре, испрашивается согласие у  его близких родственников. На принятие решения отводится два часа.

Мы  все очень надеемся, что этот законопроект будет принят и облегчит  существование медработников, которые работают в области донорства. Надо  стараться сохранить их решительность и правильный настрой. Потому, что в  существующих условиях их правильные с точки зрения закона и этики  действия могут повлечь за собой то, что случилось в 81-й больнице.

И,  самое главное, мы надеемся, что закон облегчит взаимопонимание между  разными представителями населения. Сейчас же пока получается, что те  граждане, которым по Конституции государство обязано оказывать медпомощь  методом трансплантации, находятся в состоянии некой сегрегации. Потому,  что они зависят от решения очень многих людей. Начиная с родственников  умершего, и кончая администрацией больницы, которая должна взять на себя  смелость и ответственность за то, чтобы предоставить больному человеку  донорские органы.

Сегодня в листах ожидания трансплантации почки  находится огромное количество людей. Но если в США ежегодно выполняется  по 16 тысяч операций по пересадке почки, то в России – в десять раз  меньше. В европейских странах частота донорских изъятий составляет 20–40  на 1 миллион населения, в России – 2,9. Согласие на посмертное  донорство – это акт гуманизма. Органы умершего человека могут погибнуть  вместе с ним и никому не принесут пользы. А могут сохранить жизнь другим  людям. Этого, к сожалению, не понимают очень многие наши граждане.
[B]Ирина Резник
[URL=http://medportal.ru/mednovosti/news/2014/12/17/155organs/]МЕДНОВОСТИ[/URL]
[/B]
Проблему с очередями на гемодиализ обещают решить в Забайкалье
 
[FONT=Verdana][SIZE=14pt][B][SIZE=12pt]После Агинского центры гемодиализа появятся в Чите и в Петровске-Забайкальском
[/SIZE][/B][/SIZE][/FONT]15.11.2014
[IMG WIDTH=232 HEIGHT=182]http://epics.zabmedia.ru/news_ece66f406a15fee4e60e1161f92793d5.jpg[/IMG]

[B]На базе агинской больницы 14 ноября состоялось торжественное
открытие гемодиализного центра, где установлено пять аппаратов
«искусственная почка». В течение двух лет подобные медучреждения
планируется создать в Чите и Петровске-Забайкальском. Об этом
«Забмедиа.Ру» сообщили в пресс-службе губернатора Забайкальского края.[/B]

-  Строительство этого объекта – прекрасный пример успешного  частно-государственного партнерства. Такое сотрудничество позволило в  кратчайшие сроки завершить возведение современного центра гемодиализа,  необходимого жителям поселка Агинское и соседних районов. Услуги по  предоставлению данного вида медпомощи в полном объеме будут оплачиваться  правительством края, - сказал в ходе церемонии глава региона Константин  Ильковский.

Гемодиализный центр удалось открыть в результате  совместной работы забайкальского правительства, краевого Минздрава,  сенатора Баира Жамсуева, администрации Агинского Бурятского округа, а  также специалистов ООО «ПМК-Медэк». Именно на средства последнего и было  построено медучреждение.

- Штат центра будет состоять из 10  человек. Все они - местные специалисты, имеющие опыт работы в диализных  центрах Читы и других городах региона.Установленныев учреждении пять  аппаратов «искусственная почка» объединены в единый  аппаратно-программный комплекс, который дает возможность оказывать  оперативную и квалифицированную помощь пациентам с почечной  недостаточностью, - рассказал директор ООО «ПМК-Медэк» Роман Перевалов.

Данное  медучреждение позволит жителям Агинского, Дульдургинского,  Могойтуйского, Кыринского, Карымского, Оловянинского и Борзинского  районов получать необходимый для них вид медицинской помощи, не уезжая  далеко от дома. Напомним, что Центр амбулаторного гемодиализа в поселке  Агинское – седьмой по счету в регионе. В настоящее время подобные  отделения также действуют в больницах Читы, Краснокаменска и  Первомайска.
[URL=http://zabmedia.ru/?page=news&text=71826]Забmedia.ru[/URL]
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 След.

  
  Ð”омашняя страница   
Амджен.gif NMS.jpg Сотекс.gif Похожее изображение  
http://www.abbvie.ru/content/dam/abbviecorp/icons/logo_abbvie.png