Логотип НЕФРО-ЛИГИ
Поиск Версия для печати

Новости

                   
О состоянии и некоторых проблемах трансплантологии донорских органов в Санкт-Петербурге 11.08.2021

О состоянии и некоторых проблемах трансплантологии донорских органов в Санкт-Петербурге

Вопросы развития трансплантологии во всех регионах страны являются очень актуальными и значимыми для жизни пациентов с термальной почечной недостаточностью. Количество больных, нуждающихся в заместительной почечной терапии, с каждым годом значительно увеличивается.

Почечные пациенты, находящиеся на диализе, переживают очень большие трудности, прежде всего, снижается их мобильность в социуме, ухудшается общее состояние здоровья, из-за чего больные часто впадают в состояние тревоги и депрессии из-за признания своей безысходности и отчаяния.

Кроме того, с экономической точки зрения, проведение сложных диализных процедур при росте числа пациентов, постоянно требует увеличение бюджетных расходов на каждого. По оценкам ведущих специалистов в области трансплантологии, именно трансплантология могла бы существенно снизить эти расходы, перераспределив средства в сторону достойной и здоровой жизни «пересаженных» пациентов.

О том, как обстоят дела в области трансплантации почки, трудностях и путях решения проблем в Санкт-Петербурге и Ленинградской области пыталась разобраться Ирина Василевич, руководитель Санкт-Петербургского отделения МООНП «НЕФРО-ЛИГА» в беседе с заведующим хирургическим отделением пересадки почки и печени СПбГМУ им. академика Павлова И.П., хирургом - трансплантологом, кандидатом медицинских наук Ананьевым Алексеем Николаевичем.

Ирина Василевич:
Проблема пересадки почки на сегодня в Санкт-Петербурге и Ленинградской области является очень актуальной. Количество пациентов, ожидающих трансплантацию почки, с каждым годом увеличивается. На сегодня, только по официальным данным, более 600 больных в Петербурге нуждаются в пересадке почки.
Согласно опубликованной информации в СМИ, в 2020-м году в городе на Неве провели всего лишь 35 трансплантаций почек, 18 раз пересадили сердце. Безусловно, большое влияние на ситуацию с операциями по трансплантации органов оказала пандемия COVID-19 (сместились сроки операций, многие лечебные заведения были перепрофилированы под лечение больных с COVID-19).

Что вы можете сказать о сложившейся ситуации с трансплантацией органов в СПб и Ленинградской области?

Алексей Ананьев:
Да, действительно, пришлось отложить некоторые операции, но работа в нашем отделении продолжалась, в том числе и в других медицинских и организационных структурах: биологов, генетиков, иммунологов, реаниматологов и др. Шла активная и целенаправленная подготовка нашего отделения к проведению операций по пересадке почки к моменту снятия ограничений по COVID-19.
Кроме того, в это не простое время по инициативе городской администрации был увеличен перечень медицинских учреждений, осуществляющих забор и заготовку органов и тканей человека до 7 стационаров, вместо 5. К этой работе подключились и две городские больницы – №15, №40.
Правительством Петербурга уделяется пристальное внимание вопросам развития трансплантологии. Большая работа проводится по расширению деятельности работы городской службы трансплантологии, созданию оптимальных условий доступности таких операций для населения. И это является хорошей обнадеживающей перспективой для всех наших больных.

Ирина Василевич:
Мы понимаем, что развитие трансплантологии тесно связано с органным донорством. Нет донорства – нет трансплантации. Что мешает развитию органного донорства в России?

Алексей Ананьев:
Приходиться признать, что до сих пор одной из главных проблем, все еще остается проблема недостаточного количества операций по трансплантации органов. По-прежнему катастрофически не хватает донорских органов... Причина этого не только в сложности самого процесса поиска, доставки, хранения донорских органов, но в отношении общества к трансплантации и донорству органов.
Нельзя не согласиться с тем, что сам способ лечения – пересадка человеческих органов у многих людей вызывает страх, эмоционально пугает, поскольку разрушает понимание привычных, устоявшихся в их жизни методов лечения (таблетки, уколы и др.).

На мой взгляд, значительная часть общества мало информирована о величайшей пользе и сущности самого спасающего человеческие жизни метода лечения – трансплантации органов. Именно заблуждение людей, их невежество вызывает страх перед трансплантацией и органным донорством.

Нередко следы негатива и противоречий в освещении вопросов развития трансплантологии оставляют некоторые СМИ...

Вместе с тем, очевидно, что еще пройдет немало времени, чтобы все вместе смогли дотянуться до принятия своей Человечности в каждом из нас Человеке….

Ирина Василевич:
В настоящее время все больше говорят о пересадке органов, как более эффективном методе лечения, дающим возможность больному человеку почувствовать себя здоровым и полноценным. Но вы не сказали о возможных противопоказаниях, или этот метод является панацеей «жизни» для всех?

Алексей Ананьев:
Без сомненья, качество жизни пациентов после трансплантации органов, гораздо выше, чем у пациентов, находящихся на диализе. Для пациентов, нуждающихся в трансплантации печени, легких, сердца – трансплантация – это единственная возможность выжить. Качество жизни пациентов после трансплантации, практически не отличается от качества жизни здоровых людей: пациенты заводят свои семьи, рожают здоровых детей, вносят достойный вклад в развитие нашей страны.
Вместе с тем, к сожалению, имеется ряд противопоказаний для трансплантации органов (туберкулез, онкологические заболевания и др.).

Примечание редакции: противопоказания к трансплантации делятся на абсолютные и относительные. К абсолютным противопоказаниям относятся: онкологические и инфекционные заболевания в активной стадии, психичские заболевания, алкоголизм, наркомания и др. В любом случае, вопрос о возможности или невозможности проведения операции по трансплантации органа пациенту решают врачи, оценивая все возможные риски для пациента.

Ирина Василевич:
Правда ли, что данный метод – пересадка донорских органов – более экономичен для государства?

Алексей Ананьев:
Действительно, опыт показывает, что сегодня государству намного выгоднее пересадить человеку почку (или другие органы), чем переводить его на диализ. Общеизвестно, что ежегодно на диализ становятся еще не менее одной тысячи человек. Диализ обходится бюджету более одного миллиона рублей в год на человека. Вот и считайте. Если один человек находится на диализе от 5 до 10 лет, то государству он обходится до 10 млн. рублей. На одного «пересаженного» больного государство платит значительно меньше финансовых средств. В первый год около миллиона рублей, а затем на сопровождение «пересаженного» больного приходится все меньше и меньше финансовых затрат.

Ирина Василевич:
Многих пациентов и их родственников интересует вопрос о презумпции согласия в органном донорстве. Что вы можете об этом сказать?

Алексей Ананьев:
В декабре 1992 года первым российским президентом был подписан закон о презумпции согласия донорства органов и тканей человека, который и по сей день в действии. Этот закон предоставляет возможность спасти и продлить не одну человеческую жизнь.

На мой взгляд, в сознании каждого человека при жизни должно быть сформировано глубокое понимание необходимости посмертного и возможности прижизненного донорства.

Примечание редакции: презумпции согласия означает, что изъятие и использование органов умершего человека допускается, если человек при жизни не высказывал возражений против этого, или члены его семьи не высказывают возражения. Отсутствие явного отказа трактуется как согласие, то есть каждый человек может стать донором органов после своей смерти, если при жизни он не высказал своего отрицательного отношения к этому.

Теги: НЕФРО-ЛИГА, трансплантация, трансплантология, донорство органов

Возврат к списку




 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 



logo_BBRAUN.png
logo_BBRAUN.png
FreseniusKabi.png
novartis.png
Amgen.png
NMS.jpg soteks.png
astellas.png     AbbVie.png